Выбраковка лиги легенд Интервью Continental (2017)

В 2016 году российская команда Albus Nox Luna вышла в четвертьфинал чемпионата мира по League of Legends. Такого от нее никто не ожидал — команды из регионов Wildcard до сих пор даже не выходили из групп. Можно долго спорить, мол, ANX повезло и на их месте мог оказаться кто угодно (что далеко не факт — у них получилась довольно серьезная группа). Но главное понятно: теперь от команд Континентальной лиги можно ожидать чего угодно.

28 января начался второй сезон Континентальной лиги League of Legends. Я говорил об этом с Владимиром Торцовым, киберспорт Менеджер Riot Games в России и СНГ.


Континентальная лига в 2017 году – что нового?


Владимир Торцов, Riot Games.

Отвратительные мужчины: В двух словах: что изменилось в этом сезоне LCL по сравнению с предыдущим?

Владимир Торцов:  Предыдущий сезон Континентальной лиги был дебютным, поэтому в то же время в прошлом году мы все нервничали и много работали в связи с запуском лиги. И структура лиги, и организация трансляций были новыми.

В этом сезоне самое важное изменение — переход в офлайн. Теперь все игры будут проходить в новой студии, которую мы построили и оборудовали специально для этого. Собственно, там и решится судьба чемпионата в регионе LCL.

ДМ: На последнем чемпионате мира Альбус Нокс Луна ( сейчас «М19» — прим. ) пошли дальше, чем любая команда из второстепенных (подстановочных) регионов в истории League of Legends как таковой. И это было, конечно, дико круто.

Это повлияло на что-то? Может быть, стали по-другому относиться к региону? Какие-то другие настроения стали гулять? Что думают в центральном офисе?

ВТ:  Для нас запуск Континентальной лиги в прошлом году — это в какой-то степени такой «прыжок веры». Мы понимали, что большая часть наших инвестиций, большая часть усилий, которые мы вкладываем в развитие киберспортивной сцены здесь, были сделаны заранее просто потому, что наши команды не блистали на международном уровне. Уровень ожиданий нельзя назвать запредельным, и мы, будучи реалистами (и немного скептиками), не ожидали, что в первый год существования лиги мы увидим действительно крутые выступления команд на международной арене.


Для нас запуск Континентальной лиги в прошлом году — это,
в какой-то степени такой «прыжок веры».


Что ж, после всех этих побед нам теперь намного легче дальше развивать лигу и понимать, что все наши вложения, будь то временные или финансовые, абсолютно оправданы и точно работают в том направлении, в котором им нужно.

Мы сами определяем бюджет лиги на киберспорт, поэтому сложно сказать, насколько изменилось отношение к нашему региону в центральном офисе. Но я уверен, что Россия попала на карту потенциально опасных регионов, которые могут произвести фурор на международных мероприятиях.

Ну и, наверное, еще нужно добавить, что это оказало серьезное влияние на болельщиков. Дело в том, что мы видим комментарии, которые были до ЧМ и после него. Конечно, количество людей, которые поддерживают конкретно ANX или наши команды, кем бы они ни были на международной арене в League of Legends, стало намного больше. Просто потому, что поверили в силу региона и перестали верить в то, что мы безнадежно отстали от других стран и никогда их не догоним.

ДМ: Короче говоря, стало меньше скептицизма?

Вес: Абсолютно.


Что есть кроме киберспорта?


Альбус Нокс Луна, победители летнего чемпионата.

ДМ: У вас, в российском офисе, была интересная инициатива со студенческими гильдиями. Последний раз они обсуждались, по-моему, в середине прошлого года. Как сработала эта инициатива? Ты возвращаешься к ней?

ВТ: Студенческие гильдии — это действительно огромный, масштабный проект, который мы активно развиваем с начала 2015 года. В каком-то смысле мы опережаем другие регионы по вниманию к студентам вузов, ко всяким историям, созданным специально для них. Я имею в виду и приложения, и специальные награды за активную игру в League of Legends, за вступление в так называемые гильдии — то есть клубы по интересам, которые ребята создавали именно по университетскому принципу.

Тогда это было для нас очень важно, но сейчас мы уделяем гильдиям меньше внимания. Киберспорт для всей компании в целом (не только для нашего офиса) стал куда большим приоритетом за последний год, это точно. Поэтому ресурсы и внимание, которые мы здесь, в московском офисе, могли позволить себе потратить на какие-то другие вещи, сейчас сильно уменьшились. Можно сказать, что вся команда в достаточно напряженном режиме так или иначе соприкасается с различной киберспортивной тематикой: не только континентальная лига, но и любительские турниры, продвижение наших киберспортсменов, работа с клубами и так далее.


Киберспорт для всей компании в целом стал гораздо большим приоритетом за последний год, это точно.


Но тут важно отметить, что вся работа, проделанная гильдиями, отнюдь не пропала даром. Повышенная активность игроков. А еще был успешный проект в рамках студенческих гильдий — битва университетов, которая продолжается до сих пор. Последний баттл вузов мы провели в ноябре, то есть относительно недавно, и он пользовался популярностью как у участников, так и у болельщиков.

Влияние университетских баттлов на формирование любительской сцены трудно переоценить, ведь это один из достаточно хорошо организованных и в меру престижных турниров, которые проводятся при нашей поддержке. Они, по сути, позволяют всем, кто учится в колледжах, университетах и так далее, попробовать свои силы на профессиональной арене. И если они действительно окажутся хорошими, то им открыты все пути, в том числе и в профессиональные лиги.

Мы пытаемся не просто создать профессиональную лигу в вакууме, а используем так называемый экосистемный подход, когда одновременно развиваем и профессиональные турниры, и любительские, и так называемые массовые. Боевой уровень университетов определенно существует где-то в этой системе.

Финал Континентальной лиги-2016 в Ледовом дворце ВТБ.

ДМ: Какие еще инициативы связаны с экосистемой?

ВТ: Обычно мы думаем об этом как о пирамиде, где Континентальная лига находится на самом верху как высшая профессиональная лига в регионе. В принципе, для игроков из СНГ нет ничего более престижного. Восемь команд — это меньше пятидесяти игроков. Это элита, элита сервера, элита региона. Она очень малочисленна, но привлекает наибольшее внимание болельщиков.

Ниже в этом треугольнике находится так называемая «Лига претендентов» — это, по сути, второй дивизион. В этом сезоне мы также берем под свой контроль Лигу претендентов. В прошлом году при нашей поддержке их принимала компания Starladder, а сейчас, чтобы немного улучшить качество мероприятия, мы берем его под свой контроль. Эти матчи мы тоже будем транслировать из нашей студии, и немного повышаем ставки – распределяем туда призовой фонд и надеемся, что лучшие команды Лиги претендентов смогут попасть в континентальную лигу, возможно, вытеснив слабейших. команды оттуда.

ДМ: То есть примерно так же, как в американской и европейской лигах?

ВТ: Правильно, Challenger League похожа на Challenger Series в других регионах.

Наконец, основание — это самый широкий уровень этого треугольника, который, в то же время, представляет не меньший интерес для зрителей и болельщиков, но является самым большим для участия. Это просто уровень низов, это уровень университетских олимпиад, любительских турниров, как онлайн, так и офлайн, а также всяких региональных историй. В конце прошлого года мы провели серию турниров под названием «Кубки страны», сначала онлайн, потом LAN. Финалы в России, Украине, Казахстане и Белоруссии, то есть во всех крупнейших странах региона СНГ, за которые мы отвечаем.

Мы проводили такие любительские, полулюбительские турниры, где выявляли лучшие команды в своих регионах. Соответственно, в них могли принимать участие только граждане этих стран. Что ж, можно сказать, что это еще и стратегическое направление, ведь для нас важно, чтобы League of Legends развивалась не в одном месте силы – не только в столицах – а еще во всем нашем регионе, и чтобы талантливые ребята могли прорвать . Иметь эти шансы вне зависимости от того, где они родились, где живут, где учатся и так далее.


Важно, что League of Legends развивается не в каком-то одном месте силы — не только в столицах.
Чтоб у ребят были шансы вне зависимости от
где они родились, где живут, где учатся и так далее.


Вот, собственно, экосистемный подход прежде всего в этом. То есть наши продукты и наши инициативы – это различные лиги и чемпионаты, но это не значит, что наша работа на этом ограничивается. Есть и другие особенности, которые позже, позже будут обрамлять и дополнять всю эту историю.

ДМ: Получается, направление, в котором вы сейчас работаете, — это, грубо говоря, желание размыть точку входа между профессиональным киберспортом и игрой по интересам?

ВТ: Вы могли бы, наверное, так сказать. На самом деле, в моей голове определенно есть границы между профессиональным киберспортом и любительским киберспортом. Подразумевается совсем другой уровень вовлеченности, совсем другие ставки и другой уровень мотивации игроков.

Но при этом, даже не имея цели сделать карьеру киберспортсмена в целом, не имея цели играть в континентальной лиге, поехать на чемпионат мира и другие международные соревнования, многие игроки имеют соревновательную полосу. Они хотят участвовать в турнирах, им может не хватать рейтинговых игр на сервере. Они, наверное, уже покорили все вершины и хотели бы участвовать в турнирах, хотели бы испытать именно то, что это такое. Может быть, попробовать на себе, может быть, они хотят понять, стоит ли им строить карьеру внутри киберспорта или в игровой индустрии, или лучше сосредоточиться на учебе или какой-то другой сфере деятельности.

Для них мы просто хотим создать эту возможность попробовать сделать этот тест-драйв, ни к чему не обязывающий. Все-таки участие в континентальной лиге накладывает очень большую ответственность и требует очень больших затрат времени, в первую очередь со стороны игроков, поэтому не все могут просто сразу туда и ехать.

Ну и, конечно же, нас еще интересует то, что немного обновляется кровь, обновляются составы команд. То есть, если со сцены уйдут какие-то ветераны, то их место сразу смогут занять молодые перспективные игроки, способные составить конкуренцию сильнейшим соперникам на любой позиции.


Почему не по телевизору?


лига легенд lcl esports лол

ДМ: Киберспорт уже давно пытаются тянуть на ТВ. Что изменилось, так это то, что в последнее время это действительно начало получаться. Возникает вопрос: а нужно ли это вообще? Когда о киберспорте говорят по телевизору, по крайней мере, по нашему, часто возникает ощущение, что к этому явлению относятся с каким-то снисхождением.

И если да, то нужно ли киберспорту телевидение?

ВТ: Я не хочу делать здесь какие-либо анонсы или обещать конкретное появление League of Legends на телевидении, но точно не исключаю этого. Особенно учитывая, что мы уже работали с каналом 2х2. У нас было несколько выставок чемпионатов мира в разные годы, которые прошли с большим успехом.

И, честно говоря, никакой поблажки там не было. Наверное, потому, что мы не показывали его как часть рассказа о загадочном мире геймеров — это была просто прямая киберспортивная трансляция с нашими профессиональными комментариями. Со стороны зрителей было много непонимания того, что я вообще видел на канале, где обычно показывают мультики.


В то же время вопрос
«Кто больше кому нужен больше: киберспорт для ТВ
или телевидение для киберспорта?»


Мы в League of Legends хорошо знаем, где находится наша аудитория. Мы понимаем, что это поколение Интернета, это люди, которые большую часть времени проводят в Интернете, ведь игра онлайн, она предназначена для Интернета. Мы делаем киберспортивное зрелище с прицелом на то, кто будет его смотреть, а не на того, кого мы хотим «захватить», распыляя по доступной планете.

При этом я бы точно не стал демонизировать телевизор и говорить, что он не предназначен для киберспорта. Наоборот, действительность опровергает это утверждение. Мы видим все больше и больше трансляций киберспортивных событий, все больше желания с другой стороны, телевидения, разобраться в явлении в целом, как-то понять, что такое киберспорт, является ли он видом спорта, можно ли его таковым считать, это может быть частью олимпиады и так далее. .

Это все очень захватывающая тенденция, и я скажу, что если телевидение хочет оставаться в клетке каких-то актуальных медиа в условиях, когда новые медиа поднимают голову и продолжают развиваться, то, скорее, неизбежен вопрос, что телевидение будет все больше и больше приходят к издателям, но точно не наоборот.

ДМ: То есть цель нынешних телетрансляций не в том, чтобы заинтересовать зрителей, а в том, чтобы заинтересовать само телевидение?

ВТ: Не скажу, что мы ставим перед собой научную и просветительскую цель, чтобы заинтересовать директоров каналов в киберспорте. Когда мы договариваемся о трансляции, то в первую очередь думаем о тех, кто интересуется киберспортом и видеоиграми. Просто они почему-то пока не являются активными фанатами нашей лиги или активными фанатами League of Legends вообще. Но при этом есть такое волшебство, что если что-то показывают по телевизору, то это точно на века, серьезно и надолго, стоит внимания и так далее.

Показывали по телевизору – отлично, значит, на шаг приблизились к традиционному виду спорта, которому не нужно никого убеждать в том, что это проверенное временем зрелище и достойное времяпрепровождение для людей всех возрастов.

Именно с этой точки зрения мы готовы и дальше сотрудничать с телеканалами. Мы просто не рассматриваем это как огромный приоритет. Нас вполне устраивают каналы, с которыми мы уже работаем.

ru_RURussian